худождник Рубенс, Питер Пауль


Рубенс, Питер Пауль




Ру́бенс, Питер Пауль (Peter Paul Rubens) (28/29.06.1577, Зиген – 30.05.1640, Антверпен) – фламандский живописец, график, архитектор эпохи барокко, писатель, дипломат испанской короны Габсбургов.

Отец будущего гения, Ян Рубенс (Рюбенс), бывший в эпоху правления герцога Альбы городским советником Антверпена, за свою приверженность к Реформации попал в проскрипционные списки и был вынужден бежать за границу. В Кёльне он служил поверенным в делах Анны Саксонской, супруги Вильгельма Оранского (Молчаливого). За любовную связь с ней попал в тюрьму, откуда был выпущен после долгих ходатайств своей жены, Марии Пейпелинкс. Был выслан в Зиген (Вестфалия), где и родился шестой ребёнок в семье, Питер Пауль.

От матери мальчик унаследовал мягкий, уравновешенный характер, от отца – быстрый и лёгкий шарм. Ян Рубенс сам занимался образованием своего ребёнка и передал ему свою любовь к наукам и литературе. В 1579 г. Яну разрешили вернуться в Кёльн, а в 1583 г. он добился полного прощения.

После смерти Яна Рубенса Мария с детьми вернулась в 1578 г. в Антверпен, приняв католичество (сам Рубенс также был приверженцем католицизма, хотя и был крещён по лютеранскому обряду). Вначале Питер учился в школе Ромбута Вердонка, формировавшего сознание и вкус ребёнка по следам его отца Яна Рубенса; там мальчик получил всестороннее гуманитарное образование и подружился с Балтазаром Моретусом, внуком типографа Плантена, а потом и наследником его дела; эта дружба сохранилась на всю жизнь. Мать определила Питера в пажи к вдове графа Филиппа де Лален, Маргарите де Линь. В её доме Рубенс научился изысканным манерам, но стремление к живописи побудило его пойти в ученики в мастерскую Тобиаса Верхахта. Далее около четырёх лет Рубенс провёл в учениках у Адама ван Ноорта, а в двенадцатилетнем возрасте перешёл к Отто ван Веену, который оказал серьезное влияние на эстетическое образование Рубенса, привил ученику привычку к тщательному изучению композиции, стимулируя интерес к интеллектуальным аспектам искусства. Ван Веен славился своими знаниями символов – художнических образов, с помощью которых можно было визуально передать абстрактные идеи; именно от него Рубенс почерпнул эти знания, которые впоследствии применял с блеском. Значительная часть обучения состояла в копировании произведений предшественников, к примеру, Гольбейна Младшего, а также работ Рафаэля, гравированных Маркантонио Раймонди. Ван Веен всю жизнь оставался преданным другом Рубенса.

К 1598 г. Рубенс завершил первый этап художественного образования, после чего стал мастером в гильдии Св. Луки. Он остался работать в мастерской ван Веена ещё на два года, но уже взял собственного ученика – Деодатуса дель Монте, сына антверпенского серебряных дел мастера. Из работ Рубенса, датированных этим периодом, до нас дошёл только портрет неизвестного молодого человека; известно также, что художник принимал участие в декоративном оформлении резиденции для приёмов в Антверпене новых правителей Нидерландов – эрцгерцога Альберта и эрцгерцогини Изабеллы.

Являясь поклонником античности (любовь к которой поддерживал в нём его брат Филипп, учёный-классик) и желая усовершенствовать мастерство, Рубенс вместе с дель Монте отправился в 1600 г. в Италию. В Венеции он изучал произведения Веронезе и Тинторетто, которые сразу же отразились в его собственном творчестве. Будучи представленным в Венеции герцогу Винченцо Гонзага, Рубенс принял его приглашение поработать при герцогском дворе в Мантуе. В коллекции семьи Гонзага художник открыл для себя картины Беллини, Тициана, Пальмы Старшего, Тинторетто, Веронезе, Мантеньи, Леонардо да Винчи, Андреа дель Сарто, Рафаэля, Порденоне, Корреджо, Джулио Романо; многие полотна он копировал. От Тициана и Веронезе Рубенс заимствовал блеск и жизненность колорита; от Микеланджело – мощность фигур и энергичность движения; от да Винчи и Рафаэля – совершенство рисунка и ясность композиции; от Корреджо – пластичность форм и искусство светотени; от всех вместе – постоянное стремление к изучению натуры. При этом художник оставался самим собой, и все выводимые им типы носят яркую печать фламандской национальности.

Вскоре герцог послал юного мастера в Рим для выполнения копий с картин великих художников. По пути Рубенс посетил Флоренцию, изучал там греческие и римские произведения искусства. В Риме Питер Пауль пользовался покровительством кардинала Монтальто и наслаждался творениями Рафаэля и Микеланджело. Также для него не прошло бесследным знакомство с полотнами Караваджо, но ещё ближе фламандцу оказалось искусство Аннибале Карраччи. Болонский мастер изобрёл метод быстрого исполнения набросков мелом, и Рубенс его перенял. Карраччи проповедовал классические концепции, а его композиция отличалась скульптурным величием с разнообразным отражением традиционных элементов. Такое самовыражение Рубенс считал соответствующим своему собственному творческому подходу.

В первое посещение Рима Рубенс исполнил свой первый крупный заказ – три алтарных образа в капелле св. Елены церкви Святого Креста Иерусалимского в Риме.

Вернувшись в Мантую, Рубенс в 1603 г. получил от герцога поручение передать несколько дорогих подарков испанскому королю Филиппу III. В Испании художник создал блестящий конный портрет герцога Лермы, а также изображал придворных красавиц. На обратном пути Рубенс остановился в Генуе, где написал несколько портретов знатных местных патрициев. Такие работы, как «Портрет маркизы Бриджиды Спинола-Дориа», в значительной степени повлияли на стиль позднейших живописцев, например, ван Дейка, Рейнолдса, Гейнсборо. Также художник работал над иллюстрациями к книге, описывающей городские палаццо. Выполняя различные заказы, Рубенс демонстрировал разносторонность художника, который с необычайной лёгкостью переходил от религиозной живописи к светской, от портретов к мифологическим темам.

Через год после возвращения из Испании Рубенс добился первого подлинного успеха картиной, предназначенной для алтаря иезуитской церкви в Генуе. Рубенс на более позднем этапе своей жизни часто работал на иезуитов – они привлекали его своей сокрушительной, воинственной верой и подчиняющимся дисциплине религиозным рвением.

В алтарной картине «Обрезание» Рубенс снова прибег к сочетанию различных идей, унаследованных от других художников, чьи работы до тонкостей изучил в отношении формы, цвета и живописной техники. Он умел объединить различные, несравнимые влияния, как античные, так и современные, и построить на таком синтезе собственное художническое видение.

Путешествия Рубенса по Италии с целью самообразования, когда он находился на герцогской службе, длились восемь лет. Он посетил Флоренцию и Геную, Пизу, Падую и Верону, Аукку и Парму, неоднократно Венецию, Милан (где он сделал карандашный набросок с «Тайной вечери» Леонардо), возможно, Урбино. В 1605–1608 гг. Рубенс проживал главным образом в Риме. Он снимал дом совместно с братом Филиппом, приехавшим в Вечный город в то же время, и получил в лице Филиппа эксперта по истории античного Рима. Интересы Рубенса простирались от античных гемм до современной архитектуры, от копирования на бумаге классических статуй до моментальных набросков сценок из повседневной жизни, от убранства интерьера римских дворцов до пасторального ландшафта, окружающего Рим, и романтических развалин на Палатине.

Осенью 1606 г. он получил почётный заказ на роспись главного алтаря только что построенной церкви Санта Мария в Валлиселле – так называемой Новой Церкви. Сюжетом стало поклонение папы Григория Великого и святых иконе Мадонны с Младенцем. Когда образ был установлен, оказалось, что блики от отражающегося света мешают разглядеть изображение, и Рубенс немедленно переписал картину на грифельной доске.

Осенью 1608 г. Рубенс получил известие из Антверпена, что его мать серьезно больна. Он поспешил домой, но застать её в живых не успел. Рубенс тяжело переживал потерю, и друзья уговорили его поехать в Брюссель, где художника представили инфанте Изабелле и эрцгерцогу Альберту. Вскоре он получил звание придворного художника, годовое содержание в пятнадцать тысяч гульденов и в знак особого внимания золотую цепь. Рубенс не только выполнял положенную работу при дворе, то есть создавал портреты королевской четы и придворных и занимался декоративным оформлением дворцов и церквей, но ещё и принимал заказы от других покровителей как в Испанских Нидерландах, так и из-за рубежа, в основном из Англии. Его новая, мощная, жизнеутверждающая манера письма, его стремление наполнить холст насыщенным, бурным движением чаровали меценатов. Придворным художникам обычно предоставлялось жильё либо во дворце, либо рядом с ним, в Брюсселе, но Рубенс добился права жить в Антверпене.

Третьего октября 1609 г. он обвенчался с восемнадцатилетней Изабеллой Брандт, дочерью Яна Брандта, секретаря городского регентства. От этого брака родилось трое детей. Художник купил особняк на улице Ваттер, которая сейчас носит его имя. В саду он построил ротонду со стеклянным куполом, где экспонировал работы и хранил коллекции. Рубенс отметил свою свадьбу, нарисовав двойной портрет себя и жены. Перед нами – пышущие здоровьем, привлекательные, великолепно одетые молодые люди, вполне довольные жизнью и друг другом. Картина совершенно не похожа на традиционные для той эпохи формальные представления на полотне мужа и жены.

В этот период в мастерской Рубенса работают десятки учеников. Мастер выполнял эскизы, которые ученики и помощники переносили на холст, а затем, по окончании работы, слегка подправлял картины. Чтобы ещё шире распространять свои работы, он также организовал гравировальную школу. Однако лучшие свои произведения художник писал сам от начала до конца. Рабочий день Рубенса уплотнён до предела, а режим дня крайне строг: подъём в четыре утра, работа, короткий перерыв на обед, опять работа. Певец праздника жизни, Рубенс почти не пил, не играл, рано ложился спать. В мастерской Рубенса трудились многие знаменитые художники того времени: Снейдерс, Йорданс, ван Дейк. Рубенс сотрудничал и с Яном Брейгелем, которого воспринимал как старшего брата. Они вместе написали несколько картин: Рубенс занимался людьми, а Брейгель декоративными цветами и фруктами, а также ландшафтами.

В марте 1611 г. у Питера Пауля родилась дочь, которую назвали Клара Серена. Крестным отцом девочки был брат Филипп, скоропостижная кончина которого в августе того же года нанесла Рубенсу страшный удар. Через пятнадцать дней после его смерти вдова брата родила сына. Этот ребёнок, которого назвали тоже Филиппом, был воспитан Питером и Изабеллой. В память о брате Рубенс написал картину «Четыре философа», где изображён учитель Филиппа Юстус Липсиус под бюстом Сенеки, сам Филипп и другой ученик Липсиуса – Ян Вовериус; позади художник изобразил себя в роли зрителя.

В 1613 г. эрцгерцог заказал художнику «Вознесение богоматери» для церкви Нотр-Дам де ла Шапель в Брюсселе. На следующий год у Изабеллы Брант родился сын – эрцгерцог дал согласие быть восприемником мальчика, которого нарекают Альбертом.

Необыкновенный успех имела роспись алтаря, выполненная Рубенсом с 1611 по 1614 гг. для Антверпенского собора. Рубенс изобразил св. Христофора, который, по христианской легенде, когда-то перенёс Христа через реку. Сюжет картины продолжался на обратной стороне боковых панелей. Главной картиной была «Снятие с креста», слева – «Кара Господня», а справа – «Представление в храме». «Снятие с креста» знаменует собой освобождение Рубенса от итальянской зависимости, колорит здесь в значительной степени следует традиции нидерландской живописи.

В 1620 г. бургомистр Антверпена и друг Рубенса Николае Рококс, чей портрет он сделал за несколько лет до этого, заказал ему «Распятие на кресте» для францисканской церкви Реколле. Эта ставшая знаменитой картина называется «Удар копьем» («Прободение тела Христова»). Приблизительно в это же время Рубенс написал одну из самых пронзительных религиозных картин, тоже для церкви Реколле, – «Последнее причастие св. Франциска Ассизского». На этом полотне он продемонстрировал удивительное понимание самоотречённой духовной любви. Рубенс вложил всю свою веру, всё своё искусство в представление нам человеческой души в тот критический момент, когда она освобождается от плоти. Здесь тесно переплетаются эстетическая ценность и религиозные чувства.

Для посвящённой Игнатию Лойоле церкви иезуитов Рубенс обеспечил декоративное убранство – 39 росписей; к сожалению, впоследствии они погибли во время пожара. За период с 1609 по 1621 гг. Рубенс создал алтарные образы для всех самых крупных городских церквей, а также для храмов в близлежащих Мехлине и Генте.

Картины Рубенса этих лет полны страстной динамики. Среди сюжетов преобладают сцены охоты, битвы, яркие и драматичные евангельские эпизоды и сцены из жизни святых, аллегорические и мифологические композиции; в них Рубенс с удовольствием писал энергичные, мощные тела, так нравившиеся его современникам. Пафос бурной космической динамики, борьбы противостоящих сил господствует в огромных декоративных полотнах «Страшный суд», «Падение грешников», «Битва амазонок» (1610-е гг.). Стихия первозданного хаоса подчинена безупречно организованной композиции, построенной по диагонали, эллипсу, спирали, на контрастах тёмных и светлых силуэтов, цветовых сочетаний и пятен, потоков света и затенённых живописных масс, сложной игре ритмических созвучий. Яростная схватка людей с дикими животными воплощена в сценах охот – новом, созданном Рубенсом жанре фламандской живописи, который отличался то более условным характером («Охота на крокодила и гиппопотама»; «Охота на кабана», 1615; «Охота на львов», 1615–1618), то приближением к реальности, сочетанием анималистического жанра и пейзажа («Охота на кабана», ок. 1618–1620, Картинная галерея, Дрезден). Тема борьбы человека с силами природы присутствует уже в ранних, собственно пейзажных работах художника («Возчики камней», ок. 1620). Дух жизнеутверждающего оптимизма отличает картины Рубенса на античные темы с их торжественным ритмом, величием и полнокровностью образов, наделённых подчас грузноватой телесностью («Статуя Цереры», между 1612 и 1614; «Венера и Адонис», 1615; «Союз Земли в Воды», ок. 1618 – все в Эрмитаже; «Возвращение Дианы с охоты», ок. 1615–1616, Картинная галерея, Дрезден; «Венера перед зеркалом», 1615–1616, Вадуц, галерея Лихтенштейн), сцены «Вакханалий», прославляющие жизнь природы и щедрое плодородие земли («Вакханалия», 1615 – 1620, Государственный музей изобразительных искусств, Москва; «Шествие Силена», 1618, Старая пинакотека, Мюнхен). В 1620-е гг. Рубенс, постепенно отказываясь от характерного для его ранних работ локального цвета, достигает единства цветового звучания картин, которое строится на сложнейшей гамме рефлексов и оттенков, легко и прозрачно положенных голубоватых теней и светлых красок («Персей и Андромеда», 1620–1621, Эрмитаж). Счастливая семейная жизнь художника нашла отражение в многочисленных картинах Святого семейства; с большой любовью он переносил на полотно лица своих сыновей, Альберта и Николаса.

Помимо собственно живописных работ, Рубенс создавал модели для гобеленов (первый заказ такого рода поступил в 1616 г.), делал эскизы скульптурных произведений.

В начале 1620-х гг. инфанта Изабелла, после смерти супруга, эрцгерцога Альберта, сделала Рубенса своим дипломатическим агентом. К тому времени слава мастера как «короля живописи и живописца королей», а также как знатока искусства и коллекционера была настолько велика, что он мог свободно путешествовать от одного двора к другому и обсуждать политические дела с царствующими особами и министрами во время сеансов писания их портретов. В 1622 г. Рубенса пригласила в Париж Мария Медичи для украшения недавно выстроенного Люксембургского дворца картинами, иллюстрирующими эпизоды жизни этой королевы-матери. Рубенс окружил Марию олимпийскими богами, водными нимфами, купидонами, аллегорическими фигурами добродетелей. С помощью такого приёма он не только облагородил Марию с её дурным характером, но также резким контрастом противопоставил французских придворных в роскошных одеждах обнажённым богам и полубогам. Второй заказ королевы – цикл композиций, прославляющих жизнь её супруга Генриха IV, – остался незавершённым. По заказу Людовика XIII художник выполнил ряд картонов для гобеленов на тему жизни императора Константина.

Но Рубенс выполнял и менее «громкие» заказы. Среди прочих работ 1620-х гг. он создал портреты своего врача и друга Лудовикуса Нонниуса (ок. 1627) и своей будущей свояченицы Сусанны Фоурмен (ок. 1627). В этот период семейную жизнь Рубенса постигли две трагедии. В 1623 г. умерла его дочь, а чумной 1626 год унёс жизнь жены Питера Изабеллы. Пытаясь заглушить душевную боль бурной деятельностью, Рубенс активно выполняет различные дипломатические миссии, содействует ведению мирных переговоров между Испанией и Англией; совершает несколько поездок в Северные Нидерланды, в 1628–1630 гг. живёт в Испании (где знакомится с Веласкесом) и Англии, встречается с Филиппом IV, Карлом I, герцогом Бекингемом, кардиналом Ришельё. Карл I пожаловал его в кавалеры Золотой Шпоры, Филипп IV облёк званием секретаря тайного совета.

Но в конце концов Рубенс отказался от миссии тайного дипломатического агента. Шестого декабря 1630 года состоялось бракосочетание Петера Пауля Рубенса с шестнадцатилетней Еленой Фоурмен. В новом браке родилось пятеро детей. Образ молодой жены становится лейтмотивом его позднего творчества (этот период назван «стеновским» по имени приобретённого Рубенсом замка Стен в Элевейте). Рубенс пишет Елену в виде библейской Вирсавии (1635, Картинная галерея, Дрезден), богини Венеры («Суд Париса», ок. 1638), одной из трех граций (ок. 1639), включает ее изображение в картину «Сад любви» (ок. 1635 – все в Прадо; многочисленны портреты Елены в свадебном наряде, с детьми, со старшим сыном Францем, на прогулке с мужем в саду. Художник создает редкий по откровенности личного чувства и пленительности живописи образ обнажённой Елены с накинутой на плечи бархатной, отороченной мехом шубкой («Шубка», ок. 1630–1640, Музей истории искусств, Вена).

Пейзажи позднего Рубенса воспроизводят эпический образ природы Фландрии с её просторами, далями, дорогами и населяющими её людьми («Радуга», 1632–1635, Эрмитаж; «Возвращение с поля», 1636–1638, галерея Питти, Флоренция). Художник изображает полные жизнерадостной стихии народные праздники («Крестьянский танец», 1636–1640, Прадо; «Кермесса», ок. 1635, Лувр). В эти годы стиль Рубенса изменился – композиции строятся в свободном и плавном ритме, характерная для раннего периода творчества жёсткая скульптурная трактовка форм сменяется более лёгкой и воздушной цветовой моделировкой. В поздних работах можно заметить влияние произведений Тициана, которые Рубенс копировал в Мадриде. Колорит утрачивает многоцветность и строится на богатстве красочных оттенков, выдержанных в горячей, эмоционально насыщенной красно-коричневой гамме. Виртуозностью живописи, строгостью и лаконизмом художественных средств отмечены такие работы, как «Вакх» (ок. 1638–1640, Эрмитаж), автопортрет (ок. 1637–1640, Музей истории искусств, Вена).

Успевал художник работать и над большими декоративными композициями и сооружениями (роспись плафона в банкетном зале дворца Уайтхолл в Лондоне, триумфальные арки в честь въезда в Антверпен инфанта Фердинанда; украшение охотничьего замка Торре де ла Парада – в последних двух работах Рубенсу ассистировали Йорданс и Корнелис де Вос; сотрудничал он и с Симоном де Восом).

Тонкой наблюдательностью, лаконизмом, мягкостью и лёгкостью штриха отличаются многочисленные рисунки Рубенса: зарисовки голов и фигур, изображения животных, эскизы композиций. Рубенс находил время и для других дел: он вёл переписку с известными современниками, коллекционировал резные камни, причём для сочинения Пейреска о камеях рисовал иллюстрации, присутствовал при первых опытах с микроскопом, производившихся в Париже, интересовался книгопечатанием и изготовил для типографии Плантена ряд заглавных листов, обрамлений, девизов, заставок и виньеток.

Под конец жизни усилился давно мучивший Рубенса ревматизм, боль истощала силы организма. В конце концов сердце Рубенса не выдержало, и он скончался через три дня после составления завещания. Похоронен в Антверпене в церкви св. Иакова.

В своих произведениях Рубенсу удалось достичь того, к чему стремились три предыдущих поколения художников Фландрии: соединения фламандского реализма с классической традицией, возрождённой итальянским Ренессансом. Он способствовал распространению стиля барокко – художественного языка светской культуры этого времени. Мастер оставил множество последователей. Его непосредственными учениками и сотрудниками были, кроме упоминавшихся, Квеллинус, Схуп, ван Гук, Дипенбек, ван Тюльден, Воутерс, д’Эгмонт, Вольфут, Герард, Дуффе, Франкойс, ван Моль, ван дер Хорст, Ворстерман и многие другие. Наиболее талантливым был Антонис ван Дейк. Хотя он был на двадцать два года младше Рубенса, но сохранил свою почти сыновнюю дружбу с ним и его женой на всю жизнь, время от времени жил у них в доме, оба художника тесно работали друг с другом в течение двух или трёх лет, на заре карьеры ван Дейка. В Италии под влиянием Рубенса работали Пьетро да Кортона и Лука Джордано, в Испании – Мурильо; французские художники последующих веков, такие как Ватто, Фрагонар, Делакруа, Ренуар, также очень многим обязаны фламандскому мастеру.




© «Музеи Украины» 2008 |
Интернет-проект «Музеи Украины»