худождник Гойя-и-Лусьентес, Франсиско Хосе де


Гойя-и-Лусьентес, Франсиско Хосе де




Гойя-и-Лусьентес, Франсиско Хосе де (Francisco José de Goya y Lucientes) (30.03.1746, Фуэндетодос – 16.04.1828, Бордо) – испанский живописец, гравёр, график.

Родился в арагонском местечке Фуэндетодос близ Сарагосы в семье мастера-позолотчика и дочери обедневшего дворянина. В 1760 г. семья переезжает в Сарагосу. Юноша отдан в мастерскую художника Хосе Лусана-и-Мартинеса, прошедшего обучение в Неаполе. Исключительно сильное влияние оказали на Гойю мастера XVII в. Не случайно он своими учителями считал Веласкеса, Рембрандта и природу. Первый заказ художник получил в возрасте 17 лет (алтарь для приходской церкви в Фуэндетодос). Через несколько лет, замешанный в драке, он вынужден бежать из Сарагосы.

В 1766 г. Гойя попадает в Мадрид. Здесь он, по одной из версий, учится у Антона Рафаэля Менгса, ссора с которым была впоследствии причиной того, что Гойя провалился на экзаменах в Королевскую академию изящных искусств Сан-Фернандо. Впрочем, Гойя мог познакомиться с Менгсом позднее, уже в Италии, куда поехал, чтобы продолжить образование. В Риме Гойя изучает живопись итальянских мастеров, а в начале 1770-х гг. возвращается в Сарагосу (по легенде, не обошлось без авантюрной романтической истории, но вероятнее, Гойю побудил вернуться Менгс, желавший привлечь его к созданию картонов для гобеленов на Королевской мануфактуре Санта Барбара). На обратном пути Гойя останавливается в Парме, где получает вторую премию за участие в конкурсе пармской Академии на тему «Ганнибал устремляет взгляд на Италию с высоты Альпийских гор».

В Сарагосе художник работает над фресками в традициях позднего итальянского барокко (боковой неф церкви Нуэстра Сеньора дель Пилар, 1771–1772). В это время Лусан-и-Мартинес представил Гойю Франсиско Байеу, члену Королевской академии и придворному художнику Карла III. Незадолго до того братья Франсиско и Рамон Байеу организовали художественную мастерскую, в которой теперь работает и Гойя. Соблазнив их сестру Хосефу, Гойя вынужден на ней жениться. Брак не был счастливым. Из детей Гойи и Хосефы выжил только один – Франсиско Хавьер Педро, ставший художником. Связи семейства Байеу оказались для Гойи полезными: он был принят в высшие круги мадридского общества и получил выгодные заказы. По протекции Байеу (хотя не исключено и содействие Менгса) Гойя выполнял для Королевской шпалерной мануфактуры образцы для гобеленов, создав их за 1776–1791 гг. свыше 60. Они принесли ему известность. Это насыщенные по цвету и простые по композиции сцены повседневной жизни и народных развлечений («Зонтик», 1777, «Игра в пелоту», 1779, «Игра в жмурки», 1791).

В 1780 г. Гойя был принят при дворе, написал портрет короля и стал членом Королевской академии. Среди наиболее значимых покровителей Гойи были герцог и герцогиня Осуна, заказывавшие как портреты, так и произведения других жанров, украшавшие их резиденции. Портретировал мастер и министра графа Флоридабланка, и инфанта дона Луиса, и придворного архитектора Вентуру Родригеса. В 1785 г. Гойя избран вице-директором живописного отделения Академии Сан-Фернандо, в следующем году приглашён ко двору Карла III, а в конце 1780-х гг. новый король Карл IV подтверждает его титул придворного живописца.

Портреты Гойи были абсолютно лишены лести, часто их сходство с оригиналом было правдиво до жестокости, но он продолжал получать заказы, и его популярность при дворе росла. Среди знатных друзей Гойи была и Мария дель Пилар Тереза Каэтана де Сильва-и-Альварес де Толедо, 13-я герцогиня Альба, с которой Гойю на долгое время связали романтические отношения.

В ранних портретах кисти Гойи проступает влияние Менгса, но позднее художник вырабатывает более реалистичный, живой и индивидуальный стиль, в котором проявилось его мастерство изображения поз персонажей и выражений лиц, усиленное драматическим контрастом света и тени.

Во время поездки в Кадис в начале 1790-х гг. Гойя внезапно тяжело заболевает, вследствие чего теряет слух. Во время выздоровления в 1792 Гойя начал работать над серией офортов «Капричос» (закончена к 1799 г.) – сатирой на политические, социальные и религиозные порядки. В 1795 г. Гойя унаследовал от Франсиско Байеу должность художественного директора Академии Сан-Фернандо, но из-за глухоты отказался от поста, согласившись стать почётным директором. На следующий год скончался муж герцогини Альба, и она вместе с Гойей на некоторое время удалилась в своё поместье в Андалусию. Художник постоянно пишет портреты любовницы, запечатлевает её на сотнях рисунков. Считается, что знаменитые «Маха обнажённая» и «Маха одетая» – это портреты герцогини, хотя многие исследователи сомневаются в этом. Эти картины и им подобные вызвали гнев инквизиции.

В 1798 Карл IV поручил Гойе расписать купол своей загородной церкви Сан Антонио де ла Флорида. С поразительной быстротой, иногда используя губки, привязанные к ручкам кистей, Гойя написал сцену с более чем тысячей персонажей, изображающую св. Антония, благословляющего больного.

Следующий год ознаменовался выпуском серии «Капричос» (80 листов с комментариями художника). Новизна художественного языка, острая выразительность линий и штрихов, соединение гротеска и реальности, аллегории и фантастики открывали новые пути развития европейской гравюры. Серия была изъята из продажи через несколько дней после выхода в свет.

В 1800 г. Гойя построил близ Мадрида виллу, которую называли Домом глухого. Он продолжал писать аристократов, придворных чиновников; один из самых откровенных портретов – изображение фаворита королевы, премьер-министра дона Мануэля Годоя. Позднее Гойя расписал стены своего дома изображениями кошмаров – свидетельством усилившегося трагизма мироошушения. В сценах, включающих остродинамичные изображения многоликих масс и устрашающие символико-мифологические образы, он воплощал идеи противостояния прошлого и будущего, бесконечно-ненасытного дряхлого времени («Сатурн, пожирающий одного из своих детей») и освободительной энергии юности («Юдифь»).

Герцогиня Альба скончалась в 1802 г., завещав выдавать ежегодно 3500 реалов из оставшегося после неё состояния Хавьеру Гойе, сыну художника.

В 1808 Испанию оккупировали наполеоновские войска, королём стал Жозеф Бонапарт. Присягнув ему на верность, Гойя сохранил звание придворного художника. Как человек либеральных взглядов он симпатизировал новому режиму, но, став свидетелем восстания против французов в Мадриде и последовавших репрессий, не мог с этим смириться. После освобождения Испании он запечатлел эти события в двух полотнах – «Восстание на Пуэрто дель Соль 2 мая 1808 г.» и «Расстрел мадридских повстанцев в ночь на 3 мая 1808 г.», – а незадолго до них портретировал герцога Веллингтона. Философски осмыслены судьбы народа в серии офортов «Бедствия войны», так и не опубликованной при жизни автора по причине ярко выраженной антивоенной направленности.

Жена Гойи Хосефа умерла в 1812 г., а вскоре художник сходится с Леокадией Вейсс, женой торговца, которая развелась с мужем и, предположительно, прижила от Гойи дочь Марию дель Розарио Вейсс (официально считавшуюся дочерью её законного мужа). Гойя учил девочку рисовать, но художницей она не стала. Сын Хавьер женился на дочери богатого купца.

Через несколько месяцев после разгрома второй испанской революции (1819–1823) и казни её вождя Риего Гойя вместе с Леокадией и Марией дель Розарио уехал в Бордо. В изгнании он пишет портреты друзей-эмигрантов, осваивает новую тогда технику литографии, создаёт серию, посвящённую бою быков (1826) и картину «Молочница из Бордо» (1827–1828). К этому времени влияние Гойя на художественную культуру начинает приобретать общеевропейское значение. Ещё два раза (в 1826 и 1827 гг.) Гойя ездил в Мадрид; во время первой поездки официально отказался от звания придворного живописца. В 1828 г. художник скончался.

Уже при жизни Гойя был признан выдающимся испанским художником. Офорты Гойи, обличающие обычаи и зло его времени, оказали влияние на Оноре Домье. Сияющие яркие цвета в живописи и драматические эффекты светотени в графике повлияли на развитие импрессионизма во Франции, в особенности на Клода Моне и Огюста Ренуара. След Гойи виден и у Жерико, и у Делакруа, и у немецких экспрессионистов, и у Пикассо.




© «Музеи Украины» 2008 |
Интернет-проект «Музеи Украины»