худождник Давид, Жак Луи


Давид, Жак Луи




Давид, Жак Луи (Jacques-Louis David) (30.08.1748, Париж – 29.12.1825, Брюссель) – французский живописец, яркий представитель неоклассицизма.


Давид родился в парижской зажиточной семье. Ему было около девять лет, когда его отец Луи-Морис погиб на дуэли, и присмотр за мальчиком взяли на себя двое его дядей. Оба они, будучи архитекторами, хотели, чтобы и племянник пошёл по их стопам, но Давид с юного возраста увлёкся рисованием. Сперва он учился в парижском Коллеже де Катр-Насьон, потом, убедив семью в непреклонности своего выбора, пошёл в учение к своему дальнему родственнику Франсуа Буше, видному представителю рококо. Но эстетические устремления учителя и ученика слишком различались, и Буше в 1766 г. направил Давида к своему другу – профессору Королевской академии живописи и скульптуры Жозефу Мари Вьену, который пробудил в молодом человеке страсть к классической античности и интерес к творчеству Пуссена. Именно благодаря Вьену Давид «заболел» Римом и несколько раз участвовал в академическом конкурсе, победа в котором давала возможность продолжить обучение в Вечном городе. Первый приз художник получил в 1774 г. за полотно «Эрасискрат открывает причину болезни Антиоха» и на следующий год отправился в Италию вместе с Вьеном, назначенным директором Французской академии в Риме. Там Давид провёл пять лет, изучая и рисуя античную скульптуру, руины Рима и Помпей, копируя произведения итальянских мастеров Возрождения и барокко и вырабатывая свою строгую эпическую манеру. Вернувшись в Париж, Давид в 1781 г. выставил картину «Велизарий» и получил за неё звание сопричисленного к Академии, а через два года был принят в действительные её члены за произведение «Андромаха оплакивает смерть Гектора».

Давид стал лидером неоклассицизма – направления во французском искусстве, воспринявшего у философии XVIII в. культ разума и естественного чувства. Чертами неоклассицизма были логически ясное построение композиции, строгий отбор и обобщённость форм, чёткий рисунок, пластическая лепка объёма; колориту отводилась подчинённая роль. Течение стало реакцией на «вольности» рококо и выражало героические свободолюбивые идеалы через образы античности, что оказалось созвучно царившим во Франции того времени общественным настроениям.

Высокая репутация художника побудила короля предоставить ему апартаменты в Лувре. В тот же период художник женился на Маргарите Шарлотте Пеколь, дочери подрядчика королевских зданий, и этот брак принёс Давиду прочное материальное положение и четырёх детей. Когда король заказал ему картину, предоставив свободу в выборе сюжета. Давид вновь отправился в Рим и в 1784 г. создал «Клятву Горациев». Это революционное по своему звучанию произведение было выставлено на парижском Салоне 1785 г.; его классицистические формы и очевидный антимонархический подтекст вызвали бурный восторг. Все художественные приёмы – контрасты односложных цветов, жёсткий рисунок, лаконичная симметрия композиции, ясность и точность символа – работают на создание образа суровой и беспощадной борьбы, словно предвещая близкую бурю. В канун революции прозвучавший в картине призыв жертвовать личным во имя общественного был встречен с воодушевлением.

Картина «Смерть Сократа» (1787) – более поздняя работа, проникнутая тем же духом. Рейнолдс сравнивал произведение с росписями Сикстинской капеллы Микеланджело и рафаэлевскими Станцами.

На выставке, открывшейся осенью 1789 года, вскоре после штурма Бастилии, парижане увидели полотно «Ликторы приносят к Бруту трупы его сыновей» – новый триумф мастера. Брут стал самым популярным героем, а авторитет Давида, художника и патриота, – непререкаемым. При этом у автора сложились довольно прохладные отношения с Академией – особенно после того, как, под предлогом его молодости, художнику отказали в праве стать её директором в 1787 г.

Ещё до революции Давид начал работать как портретист. Он порвал с традиционной для XVIII в. формой парадного аристократического портрета, в котором прежде всего подчёркивалась сословная принадлежность изображённого. В 1781 г. публику поразил «Портрет графа Потоцкого», где автор воплотил новый этический идеал человека – просветителя, общественного деятеля, которым вскоре станет граф. Та же идея находит иное художественное решение в портрете врача Леруа. Давид пишет его в затенённом уголке рабочего кабинета. Выделяются два светлых пятна – рука с пером над листом бумаги и озарённое усилием мысли лицо учёного.

Давид стал одним из ведущих деятелей Великой французской революции. В 1791 г. он получил заказ на изображение одного из главных событий начала революции – клятву в зале для игры в мяч, когда депутаты третьего сословия поклялись не расходиться, пока для Франции не будет выработана конституция. Работа осталась неоконченной – Давида увлекли другие замыслы и политика. Одним из предложений, внесённых им в Учредительное собрание, было сделать Салон 1791 года свободным для всех желающих, а через год решением Конвента, по инициативе Давида, Академия была упразднена. Вместо неё возникли общественные художественные организации, детища Давида – Коммуна искусств, Народное и республиканское художественное общество, Революционный художественный клуб. Он организовывал проведение революционных праздников и церемоний: перенесения праха Вольтера в Пантеон, похорон Марата, праздников Братства, Верховного божества. Избранный в 1792 г. депутатом от Парижа в Конвент, художник дважды председательствовал в нём, примкнув к Марату и Робеспьеру и неустанно заботясь об интересах художников и искусства. Многих коллег Давид спас от казни, а Лувр по его предложению был превращён в Национальный музей. После того как он проголосовал за казнь Людовика XVI, его жена, роялистка, развелась с ним (но в 1796 г. они вновь соединились). В этот период создаются картины, посвящённые смерти героев революции. «Смерть Лепелетье» не сохранилась, «Жозеф Барра» остался в эскизе, а «Смерть Марата», переданная в дар Конвенту в 1793 г., считается шедевром Давида. Чувство сострадания к жертве, гнев против убийц трактованы не в узколичном человеческом плане, а социально осмыслены, картина перерастает рамки портрета и воспринимается ныне как символ эпохи.

9 термидора 1794 года Робеспьера и его сторонников арестовывают и на следующий день казнят. Давида тоже арестовали, от гильотины его спасла слава художника и заступничество друзей и жены. Свой самый знаменитый автопортрет – исповедь человека, пережившего полный крах и ожидающего смерти, – он написал в Люксембургской тюрьме. Там его навестила жена, и это вдохновило его на сюжет «Сабинянок» – призыв к объединению после кровопролитного размежевания, прославление любви, пересиливающей вражду.

Выйдя на свободу, Давид открыл мастерскую, и, как и до революции, у него появилось много учеников. Новшеством для того времени была организация Давидом в 1799 г. платной выставки своих работ – этим он добивался признания независимости творческой личности. Давид приветствовал Наполеона, который казался ему воплощением революционного духа. Тот пригласил его присоединиться к Египетской кампании в качестве официального художника, но Давид отказался, отправив вместо себя своего ученика Гро. В 1802 г. художник стал рыцарем ордена Почётного Легиона, а через два года – первым живописцем императора, которого прославил в полотнах «Коронование императора Наполеона и императрицы Жозефины в Соборе Парижской Богоматери», «Переход Бонапарта через Сен-Бернар», «Присяга армии Наполеона на Марсовом поле» и др., свидетельствующих о переходе Давида от строгого классицизма к романтизму. Среди исторических картин этого периода стоит назвать «Леонида в Фермопилах» (1814). После поражения Бонапарта при Ватерлоо (1815) и реставрации Бурбонов художник, некогда голосовавший за казнь короля, эмигрировал вместе с семьёй в Швейцарию, затем переехал в Брюссель, где прожил до конца жизни, создавая исторические и мифологические полотна. Похоронен в Брюсселе, сердце мастера покоится на Пер-Лашез.

Трудно назвать художника, который так или иначе не испытал бы влияния Давида. По подсчётам самого мастера только прямых учеников у него было около пятисот, самые известные – Гро, Энгр, Жерар, Жерико. Он оказал большое воздействие на развитие европейской живописи на протяжении всего XIX в. – вплоть до импрессионистов.




© «Музеи Украины» 2008 |
Интернет-проект «Музеи Украины»