худождник Беллини, Джованни


Беллини, Джованни




Беллини, Джованни (также известен как Джамбеллино) (Giovanni Bellini, Giambellino) (ок. 1431, Венеция – 29.11.1516, там же) – итальянский художник, заложивший основы Высокого Возрождения в Венеции.

Точная дата рождения неизвестно. Согласно современным Беллини источникам, первенцем Якопо Беллини и Анны Ринверси (если признать, что речь не идет о третьем брате, Никколо, о котором стало известно недавно, или о Николосии, их единственной дочери) должен был быть Джентиле, всегда упоминавшийся как старший брат Джованни. Таким образом, год его рождения – 1430 или ещё позднее. Есть предположение, что матерью Джованни могла быть другая женщина, на которой Якопо был женат до Анны или которая была с ним в любовной связи. Решающую роль в творческом формировании Джованни Беллини сыграло влияние его отца, сказалось и воздействие художественной среды Падуи 1440-х годов, где в то время работал Якопо, а также флорентийского скульптора Донателло и Андреа Мантеньи, у которых художник почерпнул жесткость и линеарность своего раннего стиля, интерес к линейной перспективе и археологии. К тому же в Венеции, при её торговых и культурных связях, знали и византийскую художественную культуру с величавостью её иконных образов, и нидерландскую с её аналитической точностью воссоздания реальности, что стало основой многих произведений Беллини.

Художественный дебют Беллини приходится на 1445-1450 годы. Ещё в молодости он начал серию изображений Мадонны с Младенцем, составивших одну из самых характерных тем его творчества. Образцами для этих Мадонн были византийские и греко-критские иконы, широко распространенные в Венеции. Джованни преобразил стереотипы восточных икон, наполнив их лиризмом и поэтическим чувством, которые одушевляли персонажей и порождали ощущение душевной сопричастности между ними и зрителем. «Мадонна, поклоняющаяся Младенцу Христу» (ок. 1455) – одно из первых в ряду многочисленных произведений живописца на этот сюжет. Ранние Мадонны Беллини близки образам Мантеньи (1460-е гг.), но постепенно обретают классическую ясность и простоту, чувство, просветлённой задумчивости. Они создавались для камерного пространства дома или частной капеллы; фигуру Мадонны Беллини любит помещать на фоне пейзажа («Мадонна в лугах»). Среди всех Мадонн, написанных Джованни около 1460 г., шедевром является так называемая «Греческая Мадонна». Другая постоянная тема живописи Беллини – «Оплакивание Христа» («Пьета»). Образец из пинакотеки Брера – одно из наиболее совершенных и программных произведений художника. Фигуры, выделяющиеся на фоне бледного неба, кажутся одинокими. Картина сохраняет воздействие падуанского искусства: линии, словно выгравированные, подчиняют фигуры и жесты целям драматической экспрессии. (Экспрессивно-напряжённые формы и тщательная передача деталей – черты, очень рано появившиеся в искусстве Джованни.) Молчаливый диалог чувств в лицах отражается в игре рук. Пейзаж за фигурами, пустынный и металлический, с его прозрачными и холодными серыми тонами рассвета – символа возрождения, – усиливает настроение печали. В

1453 г. Николосия выходит замуж за Андреа Мантенью. В этот период, отмеченный сильным воздействием Мантеньи, создано немало капитальных произведений Беллини («Распятие»). К 1459 г. мастер уже жил один, но его сотрудничество с отцом продолжалось – во всяком случае, при исполнении крупных заказов. В 1460 г. он совместно с Якопо и Джентиле подписал алтарный образ Гаттамелаты в соборе Сант'Антонио в Падуе. В середине XV в. была перестроена венецианская церковь Санта Мария делла Карита, для которой Джованни поручили исполнить четыре больших триптиха, вскоре установленные на четырёх алтарях, воздвигнутых между 1460 и 1464 гг. Эти полиптихи явились, своего рода генеральной репетицией перед первым большим общественным заказом, полученным художником, – полиптихом св. Винченцо Феррери в венецианской церкви Санти Джованни э Паоло (ок. 1464). К 1470-м гг., живописная манера Беллини сделалась более мягкой, эмоциональный строй произведений – волнующе трогательным, что нашло своё высшее выражение в алтарном образе из Пезаро, изображающем «Коронование Марии» (ок. 1476), шедевре мастера. Она исполнена маслом, что свидетельствует о знакомстве Джованни с техникой, которую окончательно ввёл в живопись Венеции сицилийский мастер Антонелло да Мессина, приехавший в город в 1475 гг. До этого времени применение масла не было распространено среди итальянских живописцев, хотя и было известно, поскольку этой техникой пользовались нидерландские художники. С точки зрения стиля алтарь Пезаро знаменует достижение нового равновесия. Впервые под влиянием живописи Пьеро делла Франческа решающую роль начинает играть свет: все фигуры погружены в световую среду, меняется колорит, краски становятся более тёплыми. По-видимому, ок. 1475 Беллини совершил путешествие на родину матери в Марки, где познакомился с искусством Пьеро.

В начале 1470-х гг. Беллини полностью переходит к технике чистого масла (до этого он писал темперой, соединенной с маслом). В алтаре Пезаро он наряду с традиционными синими красочными пигментами (азуритом и ляпис-лазурью) применил голубую эмаль – на двадцать лет раньше Леонардо, считавшегося пионером этой техники в Италии. Пейзажи на полотнах Беллини с 1470-х гг. становятся более открытыми, радостными и поэтичными («Стигматизация св. Франциска», «Св. Иероним», «Преображение»). Загадочен сюжет одной из самых известных картин Беллини, обычно называемой «Священная Аллегория» (иногда – «Души в Чистилище», «Озёрная Мадонна»). В ней видели иллюстрацию к поэме «Паломничество души» Гийома Дегильвилля, аллегорию милосердия, «святое собеседование». Мир в картине преображён ровным, мягким светом, в нём царствует благоговейная тишина. Такими картинами-сновидениями впоследствии прославится Джорджоне. Портретов, бесспорно принадлежащих кисти Беллини, сохранилось немного («Портрет мальчика»; «Портрет неизвестного», конец XV в.; «Портрет Пьетро Бембо», ок. 1505). Схема погрудного изображения в трёхчетвертном повороте на пейзажном либо нейтральном фоне) позаимствована у да Мессины и нидерландцев – в первую очередь, вероятно, Мемлинга. Портретируемых объединяет состояние задумчивости; устремлённый в сторону взгляд подчёркивает либо склонность к мечтательности и созерцательности, либо, как в «Портрете дожа Леонардо Лоредана» (ок. 1501), лучшем из портретов Беллини, силу характера и интеллектуальную энергию. Большинство заказов художник получал от частных клиентов и местных церквей. От «далёких» заказов он почти всегда отказывался (например, только после долгих переговоров он в конце 1490-х гг. уступил Изабелле д'Эсте и написал картину для её дворца в Мантуе).

В 1479 г. Беллини, назначенный официальным живописцем Венеции, начинает работы по украшению Зала Большого Совета во Дворце Дожей, сменив уехавшего в Стамбул брата Джентиле. Эти сюжеты венецианской истории погибли во время пожара в конце 1570-х гг. Новаторские черты, усвоенные из искусства да Мессины, получили зрелое выражение в алтарной композиции Беллини «Мадонна с Младенцем на троне и шестью святыми» (ок. 1480 г.) для новой церкви Сан Джоббе. Алтарный образ имел каменную раму, «продолжавшуюся» в нарисованных пилястрах картины. Даже освещение в картине ориентировано на реальный источник света, делая живопись неотделимой от архитектуры. К 1485 г. относится первое упоминание о жене художника, Джиневре (умерла в 1798 г.; вскоре после этого скончался и единственный сын художника Альвиз; не исключено, что у художника был второй брак с некоей Марией). Через три года создана «Мадонна с Младенцем, Святыми Марком и Августином и коленопреклонённым Агостино Барбариго» из церкви Сан Пьетро Мартире в Мурано. Мастер впервые отказался от пространственной концепции XV в. и по-новому связал мир природы и сцену святого собеседования. Эксперименты в поисках тональной гармонии, смягчённость живописной фактуры, красочное богатство, синтез фигур, архитектуры и пейзажа делают алтарь поворотным пунктом в творчестве Беллини. Насыщенный золотистый свет мы находим в «Мадонне с Младенцем, Иоанном Крестителем и святой» (до 1504). Это одно из наиболее возвышенных Святых Собеседований художника. Пейзаж трактован как реалистическая ведута в органическом единстве всех своих элементов, хотя персонажи и природа ещё отделены друг от друга. К их слитности Беллини пришёл в «Мадонне на лугу» (ок. 1505), бесспорном шедевре. Эта картина – своего рода свод канонов живописи Беллини, вершиной единства поэзии и метафорического языка религиозных значений, которого Джованни достиг благодаря широте культуры и эмоциональному богатству своей личности. Обилие символов и интеллектуальная многозначность придают произведению особенно полную гармонию. Поза и смертельная бледность спящего Младенца напоминают иконографию «Оплакивание Христа (1470)», в которой Богоматерь держит на коленях мертвого Христа. Небо, наполненное безмятежно ясным светом, золотистые невесомые деревья на фоне прозрачной синевы, здания, строгие и великолепные, воплощают духовное примирение, отшельническое уединение. Уравновешенность композиции предвосхищает картины Пуссена и Лоррена.

Последний период творчества Беллини открывается алтарной композицией «Мадонна с Младенцем на троне, Святыми Петром, Екатериной, Лючией и Иеронимом» из церкви Сан Дзаккариа в Венеции (ок. 1505). Соприкоснувшись с живописными открытиями Джорджоне, он усвоил их, заставив служить выразительным возможностям собственного изобразительного языка. Тональный колорит создаёт новую гармонию широких планов и смягчённых пластических форм, ощущение теплоты атмосферы. (Возможно, в свою очередь, Джорджоне познакомился с исканиями старого Беллини, порождёнными его художественной интуицией, и учёл их в работах, выполненных несколькими годами позже.) К тому времени Джованни уже около 75 лет. Однако его исключительная способность к творческому обновлению, определявшаяся глубоко осознанным пониманием пути эволюции искусства, не угасала и не ослабевала.

Старость художника ознаменована высочайшими свершениями. Неоспоримы его нравственное благородство и моральный авторитет среди коллег, уважавших его как исполненного душевного равновесия великого старца с ясным умом. В 1506 г. Беллини познакомился с путешествующим по Италии Дюрером и делился с ним секретами мастерства. После смерти брата Джентиле Джованни завершил его картину «Проповедь св. Марка в Александрии», начатую Джентиле в 1504 г. Участие Джованни отразилось на общей концепции картины. Перемещая и «оживляя» персонажи, наделяя их своеобразием, облегчая композиционную строгость Джентиле, Джованни сообщил историческим сценам печать человечности и придал им современный характер. После «Опьянения Ноя», «Маленького Вакха» и «Обнажённой перед зеркалом», отразивших новое, светское мироощущение Беллини, он пишет для герцога Альфонсо д’Эсте иллюстрацию к Овидию «Пиршество богов» (ок. 1514; закончена Тицианом) – свой последний шедевр. Беллини верен своему чувству гармонии и ясности и изображает сцену, сродни безмятежной простоте буколики. Перед смертью художник работал над большим «Мученичество св. Марка», заказанным Скуола Гранде ди Сан Марко. Незавершённая картина, была закончена спустя одиннадцать лет Витторе Беллиниано.

Неизменно оставаясь абсолютно последовательным в своем искусстве, Беллини в конце творческого пути далеко ушёл от того, с чего начинал. Подобно Рафаэлю, он обладал изумительной способностью откликаться на современные требования в искусстве и обновлять его, не отказываясь от традиции, с которой был связан, но используя до конца все её возможности. Именно с творчества Беллини понятие Венецианской школы живописи связывается с прозрачностью воздушной среды, сияющим колоритом, ровным золотистым светом, мягкой и свободной живописной манерой, основанной на тонкости светотеневой лепки. Он имел большую мастерскую, и его ученики – Джорджоне, Тициан, Себастьяно дель Пьомбо, Джулио Кампаньола, Джованни Мансуэти, Джироламо Сантакроче, Марко Белло, Витторе Гамбелло, Франческо Вечеллио – исходили в своём творчестве из достижений Джованни Беллини.




© «Музеи Украины» 2008 |
Интернет-проект «Музеи Украины»